Андрей Монастырский, Маша Сумнина

ВЫСВЕЧИВАНИЯ И НЕРАЗБОРЧИВОЕ. дочь отца, отец дочери

18 October, 2022 - 7 January, 2023
О выставке

Для создания этого проекта авторы обратились к практикам «он-каваривания» (по имени художника он-кавара, яп. 河原温 Кавара Он), или практикам наблюдения и счета, особенно уместным в темные времена. Каждый из художников по-своему документирует реальность – реальность, о которой и в которой очень тяжело говорить, так что остается только наблюдать, отмечая изменения.

Андрей Монастырский в течение года фотографировал одно и то же место — огороженную зону стройки у метро Сокольники. На заборе, отделяющем область ремонтных работ от улицы, нарисован - опять же – забор; на стройплощадке время от времени что-то происходит, меняются детали, появляются новые супрематические формы бетонных объектов, опалубок, плит. Перед забором спешат люди, иногда среди них оказывается и сам художник. На этих, по сути, документальных фотографиях Монастырский с помощью фотошопа высвечивает отдельные детали и области, создает акценты и точки внимания и как будто еще больше усложняет происходящее, добавляя к реальности новые смыслы и слои. У стройплощадки у «Сокольников» есть и еще одно особое значение: она находится по дороге к месту проведения акции «Коллективных действий» «Три портрета» (2021), видеодокументацию которой также можно будет увидеть в пространстве выставки.

Здесь стоит вспомнить другую работу Андрея Монастырского – серию фотографий «Земляные работы» 1987 года и текст «Земляные работы («Мотив павлина и кондора на экспозиционном знаковом поле г. Москвы»)». Автор документировал на черно-белой пленке различные строительные процессы, происходящие в городе, а в тексте указывал, что они порой являются для художников источниками особого вдохновения, или «инспираторами». По мнению Монастырского, пейзажи стройплощадок оказывали определенное влияние на деятельность художников, которые жили и работали неподалеку от этих зон. В частности, автор упоминает о возможной связи между особенностями изобразительной и концептуальной деятельности Никиты Алексеева и Михаила Рошаля (строительство музея Дарвина), а также Ильи Кабакова, мастерская которого находилась рядом со стройплощадкой дома – «кондора», главного московского офиса компании «Лукойл» на Сретенском бульваре.

«Высвечивания» - не единственный прием, который Монастырский, работая с фотографиями, использует в новом проекте. Кадры, поверх которых золотой краской начерчены полосы, тянущиеся от точки к
точке – продолжение серии «Золотые линии», начатой еще в 1996 году. По словам автора, золотые рисунки, связанные с определенными участками снимка-основы, служат отсылками и к звездным констелляциям, и к картографическим обозначениям, и к даосским схемам из Книги перемен.

Маша Сумнина тоже по-своему запечатлевает меняющуюся реальность и уже год рисует предметы, которые «перестали быть на себя похожи». Так же, как слова, которые в новой действительности уже не значат того, что они когда-то значили - и, следовательно, правильно понять их невозможно. На ярких рисунках, похожих на археологическую документацию какой-нибудь инопланетной экспедиции - объекты, в которых смутно угадывается что-то знакомое, но все же ему не соответствует, и подписи, которые, может, и были когда-то ясными, но теперь размыты до нечитаемого.

- Мы ищем в сочетании и облике предметов знаки, которые нам укажут на что-то, но расшифровать их не можем, потому что «каждая расшифровка - это создание нового шифра»¹. Остается смотреть на все, как в первый раз.

Одной из предтеч создания графической серии был проект группы «МишМаш» «Конструктор для Дэвида Юма» (2019-2021), исследовавший вопрос создания картины мира из разнородных элементов, наблюдаемых последовательностей и связей. Визуально «Конструктор» представлял собой развитие Хидеоизма (от англ. hideous – отвратительный), – направления, открытого группой МишМаш и посвященного эстетике случайных связей, абсурдных и «неправильных» сочетаний.

¹ Лоран Бине, «Седьмая функция языка»