Давид Тер-Оганьян

Шаром покати

9 июля - 10 августа, 2019
Вид выставки
О выставке

Выставка организована при поддержке Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина

Текст Валерия Леденёва

Экспозиция «Шаром покати» выглядит логическим продолжением «Тысячи чертежей», другой московской выставки Давида Тер-Оганьяна, прошедшей в 2016 году в галерее «Пересветов переулок» под кураторством Елены Селиной. Как и три года назад, в экспозицию вошли десятки рисунков, не объединенных в серии и не имеющих заявленных сквозных тем, кроме общей шутливости, графического анархизма на стыке анимации в духе 1980-х гг, компьютерной графики и мемов из социальных сетей. От прежних работ Тер-Оганьяна их отличает разве что укрупненный формат листов и техника – гуашь и акрил, – отчасти приближающая работы к живописи.

Искусство последних лет не знает недостатка в графике. Она регулярно экспонируется на крупных мировых выставках (10-ю Берлинскую биеннале, прошедшую в 2018 году, можно считать апологией этого медиума), продолжает оставаться основным медиумом для множества авторов или приобретает статус такового, если вспомнить недавние проекты Хаима Сокола. Общим знаменателем многих проектов – весьма условным, учитывая разнородность материала – можно считать обязательные во многих случаях референции к конкретным ситуациям социальной несправедливости и эксцессов власти одновременно с эксплицированием авторской позиции внутри определенных социо-культурных нарративов и идентичностей. Вспомнить хотя бы представленную Риркритом Тираванией на 56-й Венецианской биеннале серию рисунков о демонстрациях в Тайланде, работы Отобонг Нканги и Фирелей Баэс (58-я Венецианская и 10-я Берлинская биеннале соответственно) о проблемах постколониальной субъективности, прошедший во Львове и Одессе и широко обсуждавшийся проект Никиты Кадана «(не)названные» с серией акварелей о массовых репрессиях в Украине 1930-40-х гг. или работы Любайны Химид и Сары Хак, представленные опять же в 2018 году в Берлине и осмысляющие «психологический поворот» в искусстве с характерными разговорами об индивидуальных психических ресурсах и экологии отношений.

Графика Давида Тер-Оганьяна лишена подобных «точек прицепа». В них не стоит искать прямой социальной критики, экзистенциального пафоса и лобовых привязок к современности, которые в работах Давида, безусловно, присутствуют, но трактованы они «поверх серьезности», вне правил логики и иногда – за пределами политкорректности. В непрерывном «рисовании-письме» Тер-Оганьяна, позаимствовав определение Делёза, можно усмотреть попытки зафиксировать течение жизни, которое «никогда не завершено и все время [находится] в состоянии делания <…> через “обживаемое и прожитое”». Но на деле они оборачиваются сгустками авторского юмора и фантазий, графическим анархизмом и не всегда понятными шутками, очевидно, вырванными из их изначального контекста.

Поразительным образом они все оказываются объединены принадлежностью к одному авторскому проекту. Его проще определить через визуальные доминанты, нежели четкие смысловые координаты, каковые все сплошь – очередная «тысяча чертежей», причудливо развешанная по стенам – с легкой руки недавно вернувшегося в Москву отца художника Авдея Тер-Оганьяна. «Шаром покати» - в смысловом отношении эта фраза едва ли всерьез характеризует работы Давида. Но сам этот жест, физический или воспринятый как метафора, художник без труда мог бы интегрировать в проект. Как визуальное воплощение «обживаемого и прожитого» или как очередной выставочный сиквел, который, стоит надеяться, не за горами.