Сергей Шеховцов

392 по Фаренгейту

31 March - 26 April, 2009
Вид инсталляции
О выставке

Сергей Шеховцов делает эффектные, позитивные, невероятно энергичные вещи, и самое остроумное и парадоксальное в них - материал. Практически все работы: девушки-мочалки, мчащиеся мотоциклы, голуби, собаки, роботы, античные колонны  – опыты над неисследованными еще возможностями любимого поролона. Обратившись к нехудожественному материалу, почувствовав себя первооткрывателем, Шеховцов оказался на территории, где практически нет традиции, получил возможность вернуться в то время, когда скульптура была новой практикой, и каждый желающий мог изобретать способы работы с глиной или мрамором. Шеховцов открывает в материале возможность совершенно новых, неожиданных и виртуозных интерпретаций простых сюжетов – потому, что именно так еще никто не мог сделать и не делал. 

Новая работа  Шеховцова – это памятник индустриальной катастрофе. Гору мусора из бытовой техники, электроники  и автодеталей венчает робопес.  Пылесосы, фены, холодильники, шины, плазменные панели, компьютеры –  эти привычные элементы консумеристского рая – едва не подменили цель и смысл жизни «цивилизованного» человечества. Но вот грянул кризис и в его контексте проект Шеховцова весьма походит на похороны общества потребления. Впрочем, помойка всегда была одним из важнейших сюжетов в отечественном искусстве, знаком  подлинной, разительно отличающейся от парадного фасада жизни. У Шеховцова свалка многослойна и на уровне художественного материала: бросовый поролон имитирует весь мусор современной цивилизации.

Указанные в названии выставки градусы по Фаренгейту отсылают к известной повести Брэдбери – там жгли книги и градусов было 451. А любимый материал Шеховцова поролон разрушается уже при 392°. Будущее, о котором мрачно предупреждал 56 лет назад Брэдбери, давно наступило. Хотя библиотеки пока не жгут буквально, а роботов-собак делают для развлечения, по большей части фантаст оказался прав и тоталитарная антиутопия в работе Шеховцова актуальна не меньше, чем неизбежная кризисная ассоциация с концом «гламурного капитализма». И даже воспоминание скульптора о детском мультике про то, как планета превратилась в помойку с одиноким роботом, пока люди развлекаются в космосе – приобретает трагический оттенок в образе последнего электрического пса воющего на невидимый искусственный спутник Земли.